Антитеррор в небе

04.05.2012, Оборона России (Информационно-аналитический журнал)

Отношения между Россией и НАТО, несмотря на декларативные заявления сторон о взаимной заинтересованности в их развитии, явно складываются не лучшим образом. А уже объявленное Брюсселем решение о том, что чикагский саммит НАТО окончательно утвердит развертывание системы ЕвроПРО, которая, по мнению Москвы, представляет собой серьезный вызов безопасности России, и вовсе ставит под вопрос будущее нашего партнёрства. Вместе с тем всякий раз, когда Россия и НАТО хотят показать успешность своего взаимодействия, они неизменно указывают на сотрудничество в воздушном пространстве. В нашей стране этой проблемой непосредственно занимается Координационный центр системы сбора информации о воздушной обстановке Российской Федерации и взаимодействия с координационным центром НА ТО. Редакция журнала посетила центр и побеседовала с его руководителем Станиславом Кишенковым.

— И что, Станислав Владимирович, действительно, в вашем случае можно говорить о неком реальном сотрудничестве России и НАТО?

— Несомненно. Это живой проект, который не только действует, но и развивается. Естественно, и он имеет свои проблемы, свои пока трудно решаемые вопросы. Да и создавался он непросто. Тем не менее ответственно заявляю, что сегодня система информационного обмена между Россией и НАТО по предотвращению террористической угрозы с воздуха существует и успешно функционирует.

— Вы сказали, что система создавалась непросто. А как вообще родилась идея о сотрудничестве России и НАТО в воздушном пространстве?

Как известно, 28 мая 2002 года страны-члены НАТО и Российская Федерация официально учредили Совет Россия-НАТО (СРН), на который возлагались функции организатора расширения сотрудничества в областях, вызывающих общий интерес, а также организации совместного противодействия общим угрозам и рискам в целях обеспечения безопасности собственных стран. Он тут же приступил к определению таких сфер, и уже через месяц, а если быть точнее, 11 июня 2002 года была сформирована Рабочая группа Инициативы по сотрудничеству в воздушном пространстве (ИСВП). Ее задача — создание архитектуры и процедур быстрого и прозрачного обмена данными о воздушной обстановке между Россией и странами НАТО, входящими в ИСВП, для обеспечения раннего обнаружения, уведомления и координации действий по воздушным судам — нарушителям, другим судам и летательным аппаратам, представляющим потенциальную угрозу их использования в террористических целях.

Могу предположить, что к идее активизировать сотрудничество в воздушном пространстве для противодействия террористическим прозам подтолкнули известные события 11 сентября 2001 года, когда Соединенные Штаты подверглись серии террористических атак с воздуха. Во всяком случае, идея захватила многих, и сегодня уже сформирована необходимая инфраструктура, подготовлен персонал, отработаны алгоритмы совместных действий специалистов России, Польши, Норвегии и Турции по предотвращению террористической угрозы с воздуха. Система работает без сбоев.

— Но до этого система, наверняка, прошла какие-то этапы?

— Естественно. Надо было создать техническую основу ИСВП — Систему информационного обмена (СИО) между НАТО и Россией для того, чтобы улучшить прозрачность авиационной деятельности в воздушном пространстве граничащих районов полетной информации, а также для повышения уровня сотрудничества и координации действий в ситуациях возникновения террористических воздушных угроз. Этот информационный обмен не предназначен для замены существующего обмена данными о воздушном движении, регламентированного международными правилами и соответствующими соглашениями. Обмен информацией может производиться как по гражданскому, так и военному воздушному движению. При этом на каждом из взаимодействующих объектов имеются возможности для предотвращения передачи той информации о воздушном движении, которая считается конфиденциальной.

Создаваемая система информационного обмена по предотвращению террористической угрозы охватывает западное, северо-западное и южное направления. Она включает два координационных центра: со стороны НАТО — в Варшаве (Польша), со стороны России — в Москве (на территории ФГУП «Госкорпорация по ОрВД»). Созданы также локальные координационные пункты: в Варшаве, Будё (Норвегия) и Анкаре (Турция) — со стороны НАТО. В Мурманске, Калининграде и Ростове-на-Дону — со стороны России.

В своем развитии проект ИСВП прошел три этапа. В ходе первого (2004-2005 годы) велось исследование реализуемости проекта. На втором этапе (2006-2008 годы) шла техническая реализация, разработка концепций и процедур. На этой фазе была создана системы обмена данными, разработаны операционная концепция, концепция учений и координационные процедуры, меморандум о взаимопонимании, критерии информационного обмена. Именно на этом этапе было принято решение о создании нашего центра и локальных координационных пунктов (Мурманск, Калининград и Ростов — на — Дону), оборудованию их соответствующей аппаратурой, средствами связи, по подбору и обучению диспетчерского и инженерно-технического персонала.

В ходе третьего этапа (2009 — 2011 годов) проходили тестирования системы, проводились упражнения с персоналом. Он закончился учением с целью проверки действий персонала и функционирования системы СИО. При этом использовались как данные моделирования, так и реальные данные о воздушной обстановке. Сейчас мы находимся на начальном этапе эксплуатационной фазы ИСВП. Он продлится 3-4 месяца, в течение которых будут окончательно отработаны все нюансы взаимодействия. В частности, для безошибочного понимания друг друга уточняется фразеология, проверяется надежность работы, проводятся модернизация оборудования и тренировки. В рабочее время по рабочим дням специалисты сторон несут опытное дежурство. Конечным результатом этапа станет переход на круглосуточное дежурство (24 часа 7 дней в неделю).

— А как реально происходит обмен информацией?

— Дежурный оператор находится в своей комнате (Позже мы пройдем в нес и посмотрим, как он работает). А на словах это происходит так: на мониторе оператор отслеживает воздушную обстановку, информация о которой поступает из локальных координационных пунктов, например, из Ростова. Фильтрует её, для чего используются технические возможности аппаратуры СИО по фильтрации полученной информации, и тут же выдаст ее в натовский центр. Обмен информацией происходит только в зонах оперативного интереса, то есть не по всей зоне Ростова, Калининграда или Мурманска, а только на установленной территории глубиной в 150 километров, о которой мы договорились с Норвегией, Турцией и Польшей. На согласование этих зон потребовалось длительное время. Договорились также выдавать информацию с нижней границы, которая доступна локаторам. Есть такой документ: «Критерии информационного обмена», в котором оговорено все об этих зонах и о той информации, которой мы обмениваемся.

Главная задача дежурного оператора — это отслеживание и незамедлительная передача информации о всех нарушениях воздушного пространства. Причем речь идет не только о самолетах, летящих с террористическими целями, но и других воздушных судах, которые могут представлять собой опасность и в воздухе, и на земле. Например, экипаж военного самолета покинул самолет, а он продолжает полет. Поэтому необходимо оповестить о нем все заинтересованные стороны, чтобы те смогли принять соответствующие меры безопасности, в том числе и что надо сделать с этим самолетом: ждать, когда он упадет, или сбивать. Или взять другие форс-мажорные обстоятельства, когда самолет вынужден резко снижаться, пересекать другие трасы и т.д. Тогда мы также сообщаем о нем и предупреждаем, что он представляет собой опасность.

— Это касается, и гражданских, и военных самолетов?

— Главным образом, гражданских, но иногда и военных самолетов, когда у них возникают форс-мажорные обстоятельства. И если государство, которому принадлежит этот самолет, оповещает нас об этом, то мы начинаем работу по своему варианту, то есть как по нарушителю. Мы информируем все силовые структуры, которые и принимают решения относительно того, как с ним поступить.

— Судя по тому, что вы говорили, обмен информацией происходит по ограниченным зонам воздушного пространства. Огромные же районы остаются не охваченными ИСВП. Например, над странами Балтии, или на Кавказе...

— Действительно, пока системой ИСВП охвачены только воздушное пространство Норвегии, Польши, Турции и России, да и то ограниченное районами полетной информации. Но, как говорится, лиха беда начало. Сейчас идут переговоры о расширении зоны действия ИСВП, о присоединении к ней стран Балтии, Финляндии, Украины. В соглашении оговорено, что любая страна может присоединиться к ИСВП, если она соблюдает установленные им принципы и правила. Предполагается, что в будущем работы по расширению системы информационного обмена и предотвращению террористической угрозы с воздуха охватят также и дальневосточный регион. К уже упомянутым странам могут присоединиться США и Канада.

— Вы упомянули о проведенном специальном учении. Расскажите подробнее, в чем состояла его задача, как оно проходило...

— Это было международное антитеррористическое учение «Бдительное небо — 2011», которое прошло в несколько этапов с последовательным участием Российской Федерации и стран-членов НАТО — Польши, Турции и Норвегии в период с 6 по 10 июня 2011 года. На всех этапах учения руководство и управление задействованными силами и средствами осуществлялось с нашего центра и Координационного центра НАТО в Варшаве. По сценарию, взлетевший из Кракова польский военно-транспортный самолёт «Каса-295» в воздухе захватывают «террористы». Их планы до конца не ясны. Очевидно лишь то, что они меняют курс, направляя самолёт в воздушное пространство России, и запрашивают посадку в Санкт-Петербурге. С авиабазы Чкаловск (г, Калининград) им на перехват взлетает пара Су-27. Экипажу «Каса-295» удастся обезвредить «преступников», но навигационная аппаратура самолёта «выходит из строя». В связи с этим нашим «сушкам» приходится сопровождать польский самолёт в воздушное пространство Полыни. В точке западней Калининграда на 74 км «Каса-295» российскими истребителями передаётся на сопровождение натовским боевым самолётам. В 14.25 по московскому времени польский военно-транспортный самолёт «Каса-295», сопровождаемый двумя истребителями ВВС Польши F-16, приземляется на авиабазе Мальборк. Первый этап учения успешно завершён.

8 июня в рамках второго этапа учения российская пара Су-30, взлетев с авиабазы Крымск (Краснодарский край), вышла в заданную точку в районе Черною моря, обнаружила воздушное судно-«наруши тсль», перестроилась в боевой порядок и осуществила его перехват в соответствии с принятыми международными правилами. В ходе второго этапа учения также отрабатывался комплекс мероприятий по ведению радиообмена между лётными экипажами ВВС России и Турции.

Наконец, 9 июня были проведены имитационные учения в северном (между Россией и Норвегией) районе ИСВП, без полетов авиации. На них также отрабатывались совместные действия при полете «самолета-нарушителя» как из воздушного пространства Норвегии в воздушное пространство Российской Федерации, так и наоборот.

Учение «Бдительное небо-2011» не только позволило проверить на практике эффективность созданной системы сотрудничества России и НАТО в процессе контроля за воздушным пространством, но и дало большой материал для дальнейшей работы по се совершенствованию.

Хочу также отметить, что наш и натовский центр в Варшаве ежедневно проводят тренировки, способствующие лучшей подготовке персонала. Сейчас мы пройдем в комнату дежурного оператора и понаблюдаем за такой тренировкой. Как раз время се проведения.

В довольно просторной комнате, наполненной различными мониторами и специальной аппаратурой, нас встретил молодой человек, который представился: «Дежурный оператор центра Борис Шестаков» и тут же обратился к Станиславу Кишснкову: «Товарищ руководитель центра, разрешите приступить к тренировке». Получив от того «добро», он соединился с натовским центром в Варшаве.

— Здравствуйте. Москва на проводе. Дежурный оператор Борис Шестаков...
— Добрый день. Варшава слушает. Дежурный оператор Мачек Моронь...
— Время начала тренировки. Готовы?
— Готов. Начинаем.
— Нарушитель воздушного пространства рейс номер...

Далее на хорошем английском два дежурных оператора начали «работать по цели», а мы, чтобы не мешать им, вышли из комнаты.

— Пока такие тренировки проходят ежедневно только с Варшавой, — пояснил нам Станислав Кишенков. — В Буде и Анкаре еще не готовы к тому, так как у них не хватает персонала. Но мы надеемся, что 28 июня будет утвержден план тренировок между центрами, а в нем записано, что две тренировки в месяц будет проводить Анкара и две — Буде. И это будет только способствовать улучшению нашего взаимодействия.

— То есть вы уверены в перспективах ИСВН?

— Конечно. Ведь вопросы антитеррора касаются каждого государства, и оно заинтересовано в получение информации и помощи от других. А поскольку мы нацелены на антитеррористическую борьбу, то уверен, что перспективы в этой области сотрудничества хорошие.

Владимир СИДОРОВ

Статья в формате PDF

Источник: http://Оборона России


Смотреть все публикации