Поиск
У всех есть представление о профессии учителя, врача или пожарного. Но что мы знаем об авиадиспетчерах? Корреспондент «Место встречи. Сибирь» в аэропорту «Толмачево» взяла интервью у у руководителя полетов Новосибирского центра ОВД филиала «Аэронавигация Западной Сибири» ФГУП «Государственная корпорация по организации воздушного движения в Российской Федерации» (ФГУП «Госкорпорация по ОрВД»). Побывала на вышке и провела смену с диспетчерами.

С диспетчерской вышки открывается вид на полосы аэропорта, а с ними — и на его жизнь. Самолеты прилетают, улетают, а некоторые стоят на парковке. Так непривычно слушать голос пилота, который запрашивает разрешение на взлет. Авиадиспетчер ему отвечает. Его рабочее место оборудовано экранами, микрофонами и множеством разных кнопок. А если говорить на профессиональном языке, то это комплекс автоматизации управления воздушным движением. На главном экране – карта, все разграничено на высоты (эшелоны) и границы. Там отображается каждый самолет, который летит по своему маршруту. И вот самолет набирает скорость для взлета.

В другой части помещения тоже слышно разговор пилота с авиадиспетчером только на английском языке. Некоторые авиакомпании используют один язык, чтобы пилоту было комфортно как за границей, так и на родине. Авиадиспетчеры аэропорта «Толмачево» отвечает за воздушную безопасность от Екатеринбурга, Красноярска, Сургута до границы с Казахстаном, Китаем и Монголией. И вся эта территория разделяется на восемь секторов. Из-за разницы во времени самая напряженная ночная смена. На вышке все вели себя так спокойно, что их голоса сливались в рабочий шум. Стол руководителя полетов аэродромного диспетчерского центра находится в середине пункта, контролируя остальных работников вышки.

— Андрей Карлович, чем вы руководствовались при выборе профессии?

— Да ничем, случайно вышло. После школы нужно было поступать желательно туда, где есть военная кафедра. И мне посоветовали эту специальность. Я не знал, куда поступаю и чем буду заниматься. А на втором курсе понял всю специфику и до сих пор об этом не жалею.

На дипломе о высшем образовании учеба не заканчивается. Во время стажировки молодые диспетчеры учат теорию, сдают экзамены. Дальше три месяца работают с инструктором, только потом им присваивают 3-й класс, и они приступают к работе. Авиадиспетчеры постоянно проходят курсы перед каждым сезоном. Те, кто хочет двигаться по карьерной лестнице, проходят то же что при первой стажировке. Далее присваивают 2-й, 1-й класс или направляют работать инструктором, руководить полетами. Тут всегда можно подняться выше, словно самолет в небе. У профессии одна задача: помочь пилоту сделать рейс комфортным и безопасным для пассажиров.

— Какие есть направления в этой профессии?

— Все зависит от специфики работы. Есть маленькие аэропорты, там диспетчер совмещает все функции. А в больших аэропортах уже идет разделение, чтобы диспетчер не был перезагружен. От этого зависит уровень качества его работы.

К слову, есть диспетчеры вышки, подхвата, круга, руления. Диспетчер руления отвечает за пуск двигателей самолета и за движение на взлетной полосе. Вышки – разрешает взлететь или сесть. Круга — разрешает заходить на посадку, а тем, кто улетает, говорит о первоначальной высоте. Подхода — выстраивает движение с интервалами.

— Что привлекает в этой работе?

— Кажется, что каждый день одно и то же. Но на деле все разное. Одни и те же ситуации можно решать разными способами, учитывая состояние взлетной полосы, погодных условий. Своего рода творчество, которое не выходит за рамки правил. Это очень интересно.

Андрей Карлович очень любит свою работу, поэтому с ним очень приятно общаться. Он говорит так просто о том, что важно. Слушая его, ты тоже хочешь делать то, что любишь. Никогда бы не подумала, что авиадиспетчер творческая профессия, ведь там столько правил.

— Как вы справляетесь с огромной ответственностью? Ведь на борту столько людей.

— Мы не думаем об этом. Выполняем все по нормам, должностным инструкциям. Если будешь думать о том, сколько в небе людей, не сможешь делать свою работу хорошо, — я немного возмутилась, как это не думать о людях?

— Известно, что врачебная комиссия может не допустить к работе или отстранить по причинам здоровья. Вы волнуетесь перед врачебной комиссией?

— У нас несколько врачебных комиссий, и мы их проходим обязательно. Врачебно Летная Экспертная Комиссия и комиссия, которая проверяет нас перед заступлением на каждую смену. Они проверяют пульс, давление, нет ли у нас проблем со здоровьем. В целом да, волнуюсь, как ни странно человек с возрастом не молодеет, и мне нужно проходить ВЛЭК каждый год. А молодые авиадиспетчеры до 40 лет проходят ее раз в четыре года, и они не волнуются.

— А что вы чувствуете, разрешая самолету взлететь или сесть?

— Тут нет особых чувств, все делаешь по правилам. Если я разрешаю взлет, значит, я уверен в том, что все пройдет удачно. И со временем относишься как к работе.

Люди привыкают к своим обязанностям, и у них появляются профессиональные навыки и опыт. Как у врачей или пожарных. Ведь каждый из них не боится проводить операцию или тушить пожар. Да, волнение есть, но они уверены, что все пройдет хорошо.

— В вашем опыте были экстренные случаи?

— Я сразу могу сказать, из них я выходил с достоинством. А насчет случаев у нас это случается редко. Была экстренная посадка, когда одному пассажиру стало плохо, и экипаж принимал решение, как быстрее его доставить в больницу. Нужно было помочь самолету произвести посадку и оповестить определенные службы, чтобы они прибыли вовремя.

— За все время работы какие у вас приятные воспоминания?

— За хорошо выполненную работу. Когда была плохая погода, помогали экипажу взлетать и садиться. И после такой смены всегда чувствуешь гордость за профессию, что в сложных условиях выполнили свои задачи на достойном уровне.

— Не обидно, что люди благодарят пилота за хороший рейс?

— Нет. Я знаю, что в этой благодарности есть и доля нашей работы. Если не поблагодарят, может, и мы что-то недоработали. В свою очередь и экипаж, когда заруливает на стоянку, благодарит нас.

— У каждой профессии есть свои шутки, какие они у авиадиспетчеров?

— Насчет шутки сейчас ничего не могу сказать. Но могу рассказать тост, в котором есть, как правда, так и шутка.

Однажды высоко в горах чабан пас отару овец. Вдруг прилетел орел, схватил одного барашка и полетел. Чабан схватил ружье и выстрелил в орла, и он упал, разбившись о скалы. Так давайте выпьем за то, чтобы орлы не падали, бараны не летали, а чабаны не управляли воздушным движением.

На самом деле, авиадиспетчеры — очень веселые люди. Во время интервью и просто, когда общались, они постоянно шутили между собой. В вышке очень приятная атмосфера, даже жалко было с ними прощаться.

— Как вы считаете, что может измениться в профессии через 20 лет?

— Многие говорят, что все заменит техника. Но я считаю, что техника никогда не сможет заменить авиадиспетчера. Машина нужна, когда все идет хорошо, но бывают внештатные ситуации. И механизм сбивается, и тут уже необходим человеческий мозг с его творческим подходом и опытом.

— Какие советы вы можете дать людям, которые хотят стать авиадиспетчерами?

— Советую следить за здоровьем, учить английский язык и получать хорошие знания при обучении в дальнейшем и главное — не бояться. Все будет хорошо.

Вот и закончилась смена. Они едут домой и через три дня они снова выйдут на работу. Пройдут медицинский осмотр, инструктаж с контрольным вопросом, как в школе. И тогда со словами «пост принял» они станут проводниками самолетов. И вместе с пилотами будут стараться сделать ваш рейс безопасным. А для тех, кто отработал, все заканчивается «разбором полетов».

Дневная смена собирается домой. Они здороваются с заступившими на ночную смену коллегами, задают друг другу бытовые и профессиональные вопросы, а потом прощаются. Тесный коридор и лифт соединяют две стороны жизни. Минуту назад они были диспетчерами, помощниками пилотов. А сейчас просто уставшие мамы, папы, сыновья и дочери, мечтающие прийти домой, увидеть семью и просто поспать.

Ночной аэропорт не заметит этих людей, когда они рассеются в темноте, как частички чего-то важного, но в то же время обычного. Ответственные за наши жизни авиадиспетчеры сами стали обычными людьми. Источник: Место встречи. Сибирь