Поиск

Их называют членом экипажа или наземным пилотом. Они помогают безопасно и грамотно управлять самолетом с земли. Это авиадиспетчеры. Они вторые глаза и уши для пилота. Без их команды самолет не имеет права взлетать или садиться. «СТ» впервые побывала в святая святых Сургутского центра организации воздушного движения (ОВД) филиала «Аэронавигация Севера Сибири». Мы пообщались в перерывах с теми, кого никогда не видят пассажиры воздушного судна. Но его приказов слушаются командиры всех воздушных судов, включая иностранные.

Человек–светофор

В небольшое здание с видом на взлетно–посадочную полосу зевакам не попасть. Оно, кстати, работает круглосуточно. Мы попали внутрь вместе с одной из смен. А выходили уже с теми, кто завершил свое дежурство. Смены бывают утренние, дневные и ночные. Авиадиспетчеры и инженерно–технический состав, кстати, как пожарные, врачи и другие спецслужбы, если по графику выпала смена, встречают Новый год на рабочем месте. Никаких исключений. На работе внимание авиадиспетчера приковано к монитору специального компьютера автоматизированной системы управления воздушным движением. Еще перед глазами масса разных датчиков. И никаких телефонов или книг – ничего, что могло бы отвлечь внимание диспетчера от того, что творится на воздушных дорогах.

– Авиадиспетчер – как гаишник на дороге, который разруливает движение на перекрестке с палочкой. В небе те же дороги. Только разводить движение нужно как горизонтально, так и вертикально, по высоте. Наша основная задача: обеспечить безопасность воздушного движения. Диспетчер – это член экипажа, который сидит на земле, – рассказывает диспетчер–инструктор службы движения Андрей Чемшит.

В Сургутском центре ОВД, включая Когалымское отделение, всего 85 диспетчеров. Их готовят в Санкт–Петербурге, Ульяновске и Красноярске. А весь коллектив насчитывает около 260 человек. Это вместе с техническими службами. Столько сотрудников осталось после реорганизации – людей из районного центра перевели в Тюменский региональный центр. Он стал управлять всем воздушным пространством над Тюменской областью.

– Это сделали для безопасности полетов. Один из наиболее сложных моментов, не считая взлета и посадки, при управлении воздушным движением – период передачи информации между смежными пунктами организации воздушного движения. Человеческий фактор: по неопытности что–то забыл передать, ошибся или не уточнил. Чтобы таких моментов не было, в 2017 году в Тюмени создали один Региональный центр. Он управляет воздушным движением на территории от Ледовитого океана и до южной части России. Но в ведении Сургутского центра ОВД осталась тоже огромная территория: с севера на юг 400 километров и высотой до 8000 метров. Это соразмерное с территорией небольшого европейского государства. Снижение и набор высоты воздушных судов на аэродромы Ноябрьска, Нижневартовска, Когалыма находятся в надежных руках наших специалистов, – объясняет начальник Сургутского центра организации воздушного движения Александр Викулин.

Все под контролем

18 августа 1964 года издали приказ начальника Уральского территориального управления Гражданского воздушного флота о создании в далеком северном городе объединенного авиаотряда. Несмотря на сложные условия труда, за короткий срок подготовили летные, диспетчерские и технические кадры, сформированы экипажи, технические бригады. А служба движения Сургутского центра ОВД появилась еще в 1961 году.

– В 1964–м году в аэропорту Сургута работало всего два авиадиспетчера. Но в 1969–м в воздушное пространство СССР допустили иностранные авиакомпании. Раньше авиадиспетчерами работали бывшие военные летчики. А требовался уже другой опыт и уровень, знание английского языка. Страна срочно начала готовить диспетчеров. Одним из специалистов того первого выпуска был Александр Грин – позже начальник нашего центра. Так эти сто выпускников обслуживали воздушное движение первой международной трассы СССР Р–22 «Москва–Токио», – говорит Александр Викулин.

Тогда в месяц было два–три полета. Уже через двадцать лет нагрузка кратно возросла. Через Сургут летало по 90 иностранных судов в смену. Авиадиспетчеры ни на минуту не отрывались от приборов. Вспоминают, что поздороваться друг с другом было некогда. Шутка ли – служба движения стала обслуживать отрезок трассы протяженностью 340 километров. Воздушная дорога связала Европу с Дальним Востоком. Через Сургут теперь летают в Китай, Корею, Швецию… Оборудование тогда было не чета современному. С бликами на экранах боролись с помощью специальных тубусов. Диспетчер смотрел в них всю смену. В конце рабочего дня на лице оставались следы, как у медиков после антиковидных очков.

– Сейчас перед глазами у диспетчера – монитор воздушной обстановки. Там отображаются отметки воздушных судов. У нас на аэродроме находится три диспетчерских пункта. Это «Вышка», которая управляет движением здесь, на земле, по аэродрому. «Круг» – он управляет движением самолетов в радиусе 50 километров от Сургута. В него входят все посадочные площадки, включая площадки частной авиации. И «Подход» – диспетчерский пункт, который рулит движением воздушных судов с севера на юг и с запада на восток протяженностью 400 километров туда и обратно. В эту зону входят четыре аэропорта – в Сургуте, Нижневартовске, Когалыме и Ноябрьске, – поделился начальник службы движения Сергей Гриб.

Интенсивное движение

Диспетчеры сопровождают каждый самолет от момента запуска двигателей до прекращения его работы. Борт все время находится на связи со своим земным членом экипажа. Пилот запрашивает разрешение на запуск двигателей, руление, предварительный старт перед полосой. Занять полосу можно только с разрешения диспетчера. Он дает команду, убедившись, что полоса свободна. Сейчас диспетчер хорошего уровня одновременно может обслуживать 22–25 самолетов.

– Как это происходит? Если воздушная обстановка позволяет, диспетчер «Вышки» разрешает борту взлет. После взлета самолет переходит на связь к диспетчеру «Круга». И тот ему разрешает набор следующей высоты в своей зоне ответственности. Если будет встречный или пересекающийся борт, то он их разведет. При достижении высоты 1800 метров самолет переходит на связь к диспетчеру «Подхода», пока не наберет высоту восемь тысяч метров. Если борты летят в ту же Москву или Санкт–Петербург, то наш диспетчер «Подхода» передает их на связь диспетчеру Тюмени. Потом они переходят в управление Екатеринбурга и затем Москвы, – уточняет Сергей Гриб.

Штучный товар

Хорошие авиадиспетчеры – на вес золота. Штучный товар. В развитие этой системы вкладываются огромные средства. Существуют целые программы по модернизации оборудования и подготовки специалистов. Техника регулярно обновляется. Что было раньше и что есть сейчас – огромная разница. Ветераны вспоминают, как работали с логарифмической линейкой в руках. В голове приходилось держать кучу данных. Сейчас же автоматизированная система управления воздушным движением сама показывает расстояние между бортами, высоту, на которой они находятся, и другие данные.

Молодые специалисты стажируются не менее трех месяцев. Сначала – на тренажерах, где инструкторы создают для них самые разные ситуации. Аварийные и непредвиденные. К работе допускают только тех, кому можно доверить судьбы тысяч людей. Здесь реакция должна быть мгновенной. Диспетчер должен уметь принимать самое безопасное и эффективное решение. Случается всякое.

– Помню, как однажды из Нижневартовска взлетел ТУ–154, и у него не закрылась створка шасси. Ему пришлось летать в районе Сургута, чтобы выработать топливо. И когда он готовился к посадке, шасси убралось, а по полосе что–то полетело. Оказалось, в стойку шасси залез бомж, который хотел улететь в Москву. Его задавил механизм, он погиб… Потом была трагедия с военным АН–12, который потерял связь и разбился. После расследования специалисты тогда впервые пришли к выводу, что нужно обрабатывать самолеты от обледенения, – вспоминает Александр Викулин.

Сургутские авиадиспетчеры управляют полетами и малой авиации. В последнее время этот новый тренд буквально захватил часть воздушного пространства. Беспилотники – дополнительная головная боль для пилотов и авиадиспетчеров. Этот зачастую довольно непредсказуемый авиатранспорт приходится облетать вертолетам и самолетам. Как бы ни было сложно, справляются. За штурвалами и мониторами – профессионалы.

цитата

Александр Викулин, начальник Сургутского центра организации воздушного движения:

«У нас хороший и грамотный коллектив. Все друг за друга. В авиации взаимовыручка всегда на первом месте. Поэтому у нас многие хотят работать. Но попадают к нам только лучшие».

Источник: Новости Югры